menshikov_1

Начиная со второй половины XX века, важным направлением международной регионализации становится трансграничное и приграничное сотрудничество. В 90-е годы ХХ века резко изменился геополитический ландшафт мировой системы, в конкурентную экономическую борьбу наряду с фирмами стали все больше включаться территориальные системы – государства, регионы, города, районы. В последние десятилетия в региональной экономике возрос интерес к приграничному сотрудничеству регионов. Как свидетельствует теория и практика, увеличение объема прямых иностранных инвестиций является значимым фактором роста экономики и создания рабочих мест. Следовательно, и мониторинг инвестиционного климата является весомым фактором, обуславливающим благосостояние и развитие территориальной системы.

Понятие «инвестиционный климат» достаточно часто встречается в научных и популярных изданиях. Между тем, авторы вкладывают в него различный смысл, а в большинстве нормативных документов определение инвестиционного климата выглядит весьма расплывчато. В связи с тем, что понятие «инвестиционный климат» в экономической науке является сложным и неоднозначным, для более точного его определения мы предлагаем сначала договориться о значении двух составных частей этого понятия: «инвестиции» и «климат».

Поскольку речь идет о климате, то для понимания его сущности можно использовать данное понятие в прямом – метеорологическом – значении. Под климатом понимают среднее физическое состояние климатической системы, включающей атмосферу, гидросферу, криосферу, литосферу и биосферу, которые, в свою очередь, тесно взаимосвязаны. Климат определяется во временном периоде рядом средних величин структуры и динамики всех элементов климатической системы, а также корреляциями между ними. Климат – комплексный и сложный феномен, и его следует изучать как неделимое целое.

В первой половине XX века понятие «климат» стало использоваться в американской и западноевропейской социологии и психологии при изучении состояния общества, социальных условий и социальной среды. Наиболее глубоко была исследована природа социального климата как свойства организации, а позднее – психологического климата.

Термин «инвестиции» происходит от английского слова «invest», что означает «вкладывать», при этом необходимо понимать, что имеется в виду не простое вложение ресурсов, а имеющее цель увеличить вложенный капитал. Интерес к инвестициям в экономических теориях поддерживался давно, и в контексте экономической теории понятие инвестиций имело несколько этапов развития. Предпосылкой к формированию теории и методологии инвестиционных процессов можно считать классическую школу экономической мысли периода зарождающихся рыночных экономических отношений – меркантилизма. Впервые идея о необходимости инвестирования содержится в трудах поздних меркантилистов, хотя сам термин «инвестиции» ими не используется.

Обобщив результаты теоретических исследований, можно дать следующее уточненное определение: инвестиции – это все виды ценностей, направленные на воспроизводство всего общественного и индивидуального капитала, его поддержание и расширение, с целью получения прибыли и/или иного полезного эффекта.

Рассмотренное определение понятий «инвестиции» и «климат» позволяет обоснованно подойти к изучению природы инвестиционного климата. Категория «инвестиционный климат» появилась как один из элементов, составляющих социальный климат, который характеризует экономическую сторону жизни общества.  Многие экономисты согласны с тем, что инвестиционный климат – это среда, где протекают инвестиционные процессы и на которую влияют социальные, экономические, организационные, правовые, политические, социокультурные и другие факторы, предопределяющие привлекательность и целесообразность инвестирования в ту или иную хозяйственную систему. Другие ученые характеризуют инвестиционный климат более узким спектром факторов. Например, профессор Стэнфордского университета Б.Вейнгаст определяет инвестиционный климат как «комплекс политических, нормативных и институциональных факторов, которые обеспечивают достаточно сильные стимулы частному сектору инвестировать в привлекательные проекты».

Если рассматривать инвестиционный климат со стороны потенциального инвестора, то многие исследователи определяют его как совокупность условий, влияющих на желание инвестора осуществить вложения. Сторонники данного подхода рассматривают две составляющие инвестиционного климата: инвестиционный потенциал и инвестиционные риски.

Инвестиционный потенциал оценивается на основе макроэкономических характеристик, а инвестиционные риски – с позиции вероятности потерь инвестиционного дохода. Инвестиционный потенциал региона включает частные потенциалы: ресурсосырьевой, финансовый, производственный, инфраструктурный, институциональный, инновационный, трудовой, потребительский и другие. Инвестиционный риск включает частные риски: криминальный, законодательный, политический, экономический, социальный и др. Общий инвестиционный потенциал и риски региона определяются как усредненное значение частных показателей.

Инвестиционный климат был в центре внимания исследования, проведенного в рамках проекта «Создание единой системы поддержки предпринимательства и установление деловых контактов для устойчивого трансграничного сотрудничества Латвии, Литвы и Беларуси». Эмпирической базой для изучения инвестиционного климата приграничных регионов Латвии (Латгальский регион), Литвы (Вильнюсский регион, Алитусский регион, Утенский регион, Паневежисский регион, Каунасский регион), Беларуси (Витебская область, Гродненская область, Минская область, Могилевская область, город Минск) послужили данные опроса представителей малого и среднего бизнеса.

Для оценки инвестиционного климата использовался рисковый подход, то есть оценивались две его составляющие: инвестиционный потенциал и инвестиционные риски. Инвестиционный потенциал региона включает в себя такие частные потенциалы: производственный, трудовой, потребительский, инфраструктурный, финансовый, институциональный, инновационный, природно-ресурсный, туристический. В инвестиционный риск входят такие частные риски, как законодательный, политический, социальный, экономический, экологический, криминальный, финансовый.

Так как показатели интегральной характеристики оценивались по 5-балльной системе, была проведена унификация данных по принципу линейного масштабирования – преобразование, в результате которого область возможных значений определяется отрезком [0;10] с учетом влияния показателей на интегральный показатель инвестиционного климата. Интегральный показатель инвестиционного потенциала является средним арифметическим величин нормированных значений частных потенциалов, интегральный показатель инвестиционного риска – средним арифметическим величин нормированных значений частных рисков.

menshikov_2

Источник: расчеты по данным опроса предприятий в проекте «Создание единой системы поддержки предпринимательства и установление деловых контактов для устойчивого трансграничного сотрудничества Латвии, Литвы и Беларуси» 

Как показывает сравнение оценок видов потенциала руководителями предприятий, наиболее высокие оценки получили приграничные регионы Литвы, которые лидируют по следующим видам: производственный потенциал оценен в 6,5 баллов, трудовой – 6,2, инфраструктурный – 5,8, институциональный – 5,6, природно-ресурсный – 5,9.  Потребительский и инновационный потенциалы выше в регионах Беларуси –5,9 и 4,7 балла, соответственно, а оценки финансового потенциала одинаковы в Литве и Беларуси – 4,8. Латвия, представленная Латгальским регионом, имеет наиболее низкие оценки по всем частным потенциалам, кроме туристического – 6,6

 

 Источник: расчеты по данным опроса предприятий в проекте «Создание единой системы поддержки предпринимательства и установление деловых контактов для устойчивого трансграничного сотрудничества Латвии, Литвы и Беларуси» 

В соответствии с оценками руководителей предприятий по всем видам рисков, наиболее благоприятная ситуация сложилась в приграничных регионах Литвы. По сравнению с регионами Беларуси и Латвии, здесь значимо ниже законодательные, политические, экономические и финансовые риски. В регионах Беларуси наиболее высоки законодательные, финансовые, криминальные и экологические риски, а в регионах Латвии – политические, социальные и экономические риски (рис. 2).

В совокупности упомянутые частные виды потенциала и рисков приграничных регионов Латвии, Литвы, Беларуси, отраженные в макроэкономических показателях, являются индикаторами инвестиционного климата данных регионов. Для комплексной оценки инвестиционного климата субъективная оценка данного показателя требует продолжения исследования, основанного на объективных показателях – а именно, на социально-экономических показателях данных регионов.

Приграничные регионы Латвии, Литвы, Беларуси располагают значительным человеческим, производственным, географическим потенциалом. Несмотря на определенные социально-экономические различия, территории приграничных регионов трех стран имеют общие сильные стороны, а именно – выгодное географическое расположение между западным и восточным рынками; конкурентное преимущество благодаря относительно низкой стоимости рабочей силы; большое количество университетов и научно-исследовательских институтов; хорошо развитая сеть учреждений среднего и профессионального образования; развитая базовая инфраструктура коммерческих предприятий. Нужно также отметить некоторые общие угрозы, на которые следует обратить внимание в перспективе: препятствия для сотрудничества в силу существующих внешних границ ЕС; неравное экономическое развитие стран, входящих и не входящих в ЕС; экономическая эмиграция; различия в национальных законах, касающихся коммерческой деятельности. Необходимо упомянуть и общие возможности для использования в приграничном сотрудничестве: развитие трансграничного трудоустройства; усиление связей в области исследований, разработок и инноваций между университетами и коммерческими предприятиями; использование финансирования инфраструктуры и повышения потенциала со стороны ЕС.

Владимир Меньшиков