DSC_4806-min (1)

«Призрак бродит по Европе» провозгласили в 1848 году Карл Маркс и Фридрих Энгельс в своем Манифесте коммунистической партии. Тогда до ужастиков Хичкока еще было далеко, но мир успел содрогнуться от воспарившего мирового Призрака коммунизма! Позже дровишек подбросил русский практик Владимир Ленин, выдавший на-гора работу «О лозунге Соединенных Штатов Европы», которой в прошлом году исполнилось ровнехонько 100 лет!

Черчилль, старый прожженный политик и масон, долго пережевывал с соратниками столь популярную у социалистов идею Соединенных Штатов Европы, причем поначалу без России, и только после победы над Третьим рейхом, в 1946 году, в своей цюрихской речи допустил возможность участия Советского Союза, понимая, что проект-то мировой и для столь солидного Призрака Европа мелковата. И что мы видим по прошествии всех этих лет? Куда подевался Призрак коммунизма?

 

Что делает шоколад с движущей силой?

 

В отмеченной выше работе Ленина, в первую очередь, занимает экономическая сторона дела, а не политическая: он уже видит Соединенные Штаты мира, то есть мировую глобализацию. Он вообще утверждает, что те времена, когда дело демократии и дело социализма было связано только с Европой, прошли безвозвратно. Теперь попробуйте отбросить ленинские слова о роли пролетариата и получите полновесную и четкую инструкцию по глобализации мировой экономики с учетом политических и прочих нюансов, которыми полна наша жизнь.

Специалисты в области марксизма, конечно, сразу заголосят, что это эклектика, мол, это он про диктатуру пролетариата писал, то бишь про рабочий класс, да и пролетариат сегодня уже не тот — больше похож на мелкого потребителя, сидящего на шее правительств и душащего мертвой хваткой профсоюзов скромных и толерантных капиталистов. Да, но Ленин-то писал свою работу в 1915 году, сидя далеко от бушевавшей мировой войны в тихой и сытой Швейцарии, где интеллигентные часовщики, упитанные сыроделы и пахнущие корицей шоколатье разрабатывали конструкции эксклюзивных часов и вкусного шоколада. Он наблюдал воочию процесс перерождения пролетариата и как проницательный человек не мог не понимать, к чему в итоге приведет описанный в «Капитале» Маркса процесс обобществления капитала, подстегнутый сплоченным и вскормленным социальными идеями русским пролетариатом!

Ведь в основе строительства коммунизма как раз и лежит процесс обобществления мирового капитала. Поэтому он быстро сориентировался и пристегнул к участию в революционном процессе мелкую буржуазию и полупролетарские массы. А когда цели и движущие силы намечены, то «процесс пошел…», по выражению одного лауреата Нобелевской премии мира. То бишь, Ленину принадлежат лавры открытия процесса мировой глобализации.

Конечно, демократически воспитанного читателя работ теоретиков «незавершенного» коммунизма будет смущать вопрос диктатуры пролетариата: ведь все они утверждали, что только диктатура угнетенного класса может перемолоть классы, которые будут сопротивляться коммунизму. Но, как показала практика, этот теоретический пассаж революционерам понадобился лишь для того, чтобы застолбить для себя и своих близких теплые места в громадном бюрократическом аппарате, обеспечивавшем диктатуру на основе запутанных утопических схем типа демократического централизма, построенных на базе «Капитала», от которых его автор, наверное, не раз перевернулся в гробу. Усевшись в апартаментах императоров, обеспечив себе царские привилегии, в тиши кабинетов рассуждая о «прогрессивной» части человечества и наездами выбираясь в народ, чтобы пламенными речами нацелить его на новые рубежи и победы, бывшие «революционеры» за 70 лет обюрократились до такой степени, что проморгали все на свете кроме, разве что, своих активов и денег, осевших в банках более опытных западных товарищей по процессу.

Понятно, что отбросить роль пролетариата во времена Ленина было сложно. Однако можно поискать в современном мире реальную движущую силу глобального процесса, а не эфемерную, каковым оказался, в конце концов, пролетариат. Так, на место пролетариата, покопавшись в интернете, можно быстро найти в качестве движущей силы или, говоря более современным языком, в качестве капитанов «инвестиционного процесса» несколько часто упоминаемых фамилий. Возьмем опытных и проверенных, ну, к примеру, Ротшильдов или Рокфеллеров. И все получается! Стоит заменить лозунги равенства и братства на равенство возможностей, и сразу по Оруэллу приходишь к мысли, что в таком обществе означенные выше товарищи могут быть вполне равнее других.

Разберемся теперь, кто стоял во главе взращенной в последние годы конструкции Соединенных Штатов Европы, или роднее – ЕС?  Заглянем в Википедию и увидим там фамилии отцов-основателей, сплошь социалистов и их последователей, среди которых видный республиканец Роберт Шуман, любимчик профсоюзов Жан Монне, видный социалист и профсоюзный деятель Жак Делор, певец социально-рыночной экономики Конрад Аденауэр и многие другие, кто мужал и просвещался именно в тот период, когда Маркс и Энгельс запустили в общественное сознание своего Призрака. А, как известно, Призраки могут материализоваться только в головах людей посредством воплощения конкретных социальных концепций, которые они там, в своей голове, конструируют!

Конечно, по молодости лет эти ребята, может, и сопротивлялись «прогрессивным» марксистским веяниям, но ведь существовал еще целый сонм социалистических теоретиков и практиков, которые успешно покоряли мир своими по-христиански привлекательными и более умеренными теориями! Ну, хотя бы Карл Каутский, с которым постоянно конфликтовал Ленин из-за его примиренческих взглядов на парламентаризм и даже обозвал «ренегатом», хотя тот активно занимался пропагандой марксистской теории, но, по мнению Ленина, был слабо знаком с практикой.  Или популярнейшая личность в среде мировых социалистов — Лев Троцкий! Его ключевая мысль состояла в том, социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной и завершается на мировой. Таким образом, «социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле слова: она не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете». И, конечно, движущей силой этой революции он считал пролетариат, причем пролетариат наиболее развитых индустриальных стран, который поможет продвинуть революционный процесс там, где рабочий класс еще слаб численно и организационно.

Давайте опять вместо пролетариата возьмем в качестве движущей силы перманентного революционного процесса каких-нибудь толерантных капиталистов. Например, новых олигархов в странах, вырвавшихся из «лагеря социализма». Сегодня есть наглядный пример на Украине, хотя уверен, что в более-менее похожем виде он действует на всей территории этого бывшего «лагеря», где олигархия является прекрасной движущей силой глобализации, поскольку в силу своей коррумпированности она ослабляет государство, а своих граждан часто боится больше зарубежных покровителей, с которыми себя ассоциирует, и при этом всегда готова ретироваться под крылышко своих старших товарищей. То есть, по Троцкому, технология простая: сильные и организованные олигархи взращивают и перманентно продвигают своих более слабых товарищей на новых территориях в народившихся демократиях, приближая торжество мировой глобализации (нового общества по Троцкому).

Правда еще один теоретик социализма, товарищ Сталин, сильно не любил глобалистов и старался при первой же возможности превращать их в «лагерную пыль», а, на худой конец, приглашал людей, умевших правильно пользоваться ледорубом. Но в целом ему удалось, используя многочисленные противоречия мировых глобализаторов, на 60 лет свернуть проект «мировой революции», оформив системный антикапитализм и разгромив по дороге крупнейший глобальный проект, каковым являлся Третий рейх. Конечно, после таких выкрутасов глобалисты всех мастей сильно невзлюбили товарища Сталина, но деньги не пахнут, и брутальные мачо глобализма Рокфеллеры и Ротшильды, на деле воплотившие слова Маркса о том, что «обращение непрерывно источает из себя денежный пот», прекрасно просчитали, где можно по-быстрому согнать с оборота два, а то и три пота! Поэтому, вопреки всем наветам, активно содействовали индустриализации Советской империи, создав там практически с нуля такие новые отрасли, как гидроэнергетику, тяжелое машиностроение, автомобилестроение.

Правда, данные товарищи одновременно серьезно помогли другому начинающему теоретику социализма, отставному ефрейтору и большому любителю живописи из Германии, чем дали возможность самой Германии встать с колен после поражения в первой мировой войне, после чего американскому обществу пришлось с большими жертвами спасать рядового Райана, но издержки такого рода никогда не останавливали серьезных мировых игроков.

 

Об экспроприации, печатном станке и де Голле

 

Конечно, в мире и, особенно, в Европе предостаточно политиков, которые с сарказмом и насмешками относятся к так называемым теориям заговора, да это и понятно — это люди, как правило, подневольные. Их задача – прикрывать процесс, а не кусать за мягкие места хозяев. Но надо признать, что сегодня я вынужден с ними согласиться и где-то поддержать! Дело в том, что когда практически всеми мировыми ресурсами управляют всего несколько солидных товарищей, никаких заговоров не нужно и замышлять, и даже подписывать наивные протоколы о намерениях! Нужно всего лишь грамотно управлять всем этим богатством, признавая ключевую аксиому процесса, которую сформулировал еще товарищ Сталин: «Кадры решают все!»

Специалисты утверждают, что менее полутора десятка банков управляют всей Америкой, другие доказывают, что власть здесь принадлежит всего 0,001% населения… Возможно, им виднее. Но когда выразитель чаяний и надежд этих полутора десятков банков и жалких процентов властителей заявляет, что «другим странам следует играть по правилам, которые устанавливают Америка и ее партнеры, но не наоборот», все становится на свои места, и дух товарища Троцкого вновь воспаряет над обыденностью демократии. Сразу вспоминаются пророческие слова Маркса о том, что концентрация уже образовавшихся капиталов является «экспроприацией капиталиста капиталистом».

Перспективу экспроприации европейские «капиталисты» пока принимают с унынием, хотя чего грустить, если даже товарно-денежный оборот в еврозоне они просто не могут запустить?  Чтобы, по Марксу, источать денежный пот и запустить обращение в Евросоюзе, председатель Европейского Центробанка (ЕЦБ) товарищ Драги печатает второй год подряд сотни миллиардов евро. Центральные банки ЕС благополучно обеспечили поступление этих средств в местные коммерческие банки. ЕЦБ тоже одалживает банкам свои деньги под низкий процент или в обмен на рискованные ценные бумаги, которые они неосмотрительно приобретали.  Вот и все, лишь бы банки больше денег предоставляли бизнесу и частным лицам. Но потенциальные заемщики не торопятся становиться должниками, наблюдая за неадекватными потугами комиссаров Союза и нарастающими международными рисками.

Исторически самые доходные банковские операции получались при кредитовании международных торговых сделок, на которых сделала себе состояния практически вся мировая олигархия. Теперь же в зонах цветущей международной торговли и сотрудничества зомбированные странным Призраком комиссары запустили монстров в виде санкций и ограничений, за которыми туда хлынули бюджетные вампиры в лице отмороженных генералов, не наигравшихся в детстве с самолетиками. Конечно, в такое рискованное пекло банки не лезут, к тому же, при таких маленьких процентных ставках банки не спешат ввязываться в кредитный процесс, предпочитая стричь комиссии с клиентов или вариться на спекулятивном рынке ценных бумаг. Таким образом, превратить кредитование в мотор для экономики пока не получается. А деньги пока просто оседают на банковских счетах, и вместо запланированной инфляции бушует дефляция.

На этом фоне не таким уж и странным выглядит совет одного из ведущих европейских экономистов Сильвена Бройера: куда больше смысла в борьбе с дефляцией будет, если те деньги, которые Драги хочет влить в экономику в рамках количественного смягчения, он просто разделит на количество населения и раздаст этому населению на безвозмездной основе. Бройера поддержали, а кое-кто, подсчитав, озвучил и другие цифры. Чтобы программа стала по-настоящему эффективной, каждому гражданину еврозоны нужно выдать не 3, а 5, а то и 10 тысяч евро. Подарок должен быть солидным, иначе от него не будет никакого эффекта.

А пока до такой простой мысли Драги не додумался, он запускает процесс закупки долговых бумаг стран Союза, не справляющихся с Маастрихтскими критериями, рискуя обанкротить свой Центральный банк. По его словам, «количественному смягчению нет альтернативы» запуска экономики еврозоны. При этом он подчеркивает, что в основе этого не совсем популярного решения лежит некая фундаментальная причина низкого спроса на инвестиции, которую страны Союза пока решить не способны, и поэтому с потоотделением в Европе наблюдается напряженка. Все это напоминает рекомендации Жванецкого, предлагавшего сразу что-то в консерватории подправить.

Да что там Маркс, можно в этой связи напомнить и более близкого нам политика, стоявшего у истоков ЕС, каковым является Шарль де Голль, мудро заметившего: «Договоры — как розы и молодые девушки: у них свое время». Просто договоры о Маастрихтских критериях сегодня выглядят, по мнению некоторых специалистов, как нечто вроде приглашения жить не по средствам за счет других. Договоры часто не исполняются, а отсутствие национальных валют не дает четких критериев для оценки проблем каждого союзного государства, и тогда все вместе платят за их поведение, а наведение порядка видится только в форме усиления централизации и даже штрафов, от которых недалеко уже и до Призрачной диктатуры. Наивный Маркс полагал, что «всякие товары… как бы скверно они ни пахли, суть деньги в духе и истине… и, к тому же, чудотворное средство из денег делать большее количество денег». А вот в еврозоне деньги не хотят сами плодиться, ЕЦБ даже ввел отрицательные депозитные ставки, чтобы столкнуть деньги со счетов… Во всяком случае, фигура, подобная де Голлю, способная на серьезные поступки, как, например, вышвырнуть из своей столицы штаб агрессивного военного блока или переплыть на корабле на другой конец океана и лично обменять тонны зеленой бумаги на тонны полновесного золота, вряд ли найдется сегодня.

 

Конец Европе?

 

Так где же бродит наш Призрак, запущенный полтора века назад? Судя по тому, что процесс идет, а движущую силу Призрака незаметно для нашего глаза подменили, вместо Призрака коммунизма возник Призрак глобализма. Полученный лабораторным путем Призрак, согласно теоретическим схемам Ленина и Троцкого, теперь должен окончательно поглотить Европу.

Торговый договор Европы с Америкой, который, мягко говоря, навязывают Европе глобализаторы, невозможность запустить экономику монетарным путем и безликая толкучка во главе Союза показывают, что Европу готовят на заклание. Новый Свет реально готовится взять на буксир Старушку, запустив ей генетически модифицированного Призрака. У Черчилля есть отличный афоризм: «Успех — это движение от неудачи к неудаче без потери энтузиазма». У энтузиастов торгового соглашения с Европой после стольких лет неудач и поражений просто слюнки текут.

Процесс так далеко зашел, что в поникшем стане Евросоюза  единство партнеров  достигается скорее посредством двойных стандартов, чем удовлетворяющих все народы ЕС решений; глобальные бюрократические структуры уже нависают над всей Европой, а согласия все меньше; некоторые страны, стоявшие у истоков процесса интеграции, уже посматривают на дверь, с неприязнью наблюдая, как новички присасываются к донорским фондам, похоронив все обещания развивать собственную экономику. Позабыв сталинские аксиомы, брюссельские чиновники просто фильтруют кадры, проталкивая в верхние эшелоны конъюнктурных и безликих «революционеров», а главными аргументами становятся взаимное запугивание и поиск внешних угроз, лишний раз подтверждая мысль Ленина о том, что «…иного средства, кроме войны», чтобы проверить свою реальную силу у капиталистического государства, нет. Всякие сомнения на этот счет отбросил товарищ Скапаротти, новый командующий силами НАТО в Европе, который, не успев занять кресло главковерха, скоропалительно, по-большевистски заявил, что НАТО должна быть готова «воевать уже вечером» с Россией.

Куда же мог забрести мутировавший Призрак с жуткой идеей всех объединить и погнать к счастью под руководством тысячной доли всего населения мира? Кроме Брюсселя, не вижу другой точки на карте Европы, где мечтают о воплощении призрачного равенства возможностей.

Юрий Балтгайлис, доктор экономики