Рустам

Экономические потрясения последних лет – как внутренние, так и внешние – сильно повлияли на стабильность финансовой системы Азербайджана. Мировое падение цен на нефть, начавшееся в 2014 году, стало одним из главных негативных факторов, государство в полном объеме ощутило зависимость от нефтяных ресурсов, и финансовый сектор страны пришел в критическое состояние. Однако, парадоксальным образом, этот негатив стал стимулом, толчком к диверсификации экономики, к структурным реформам, которые по сей день реализуются в стране, коснувшись всех сфер жизни государства. Они уже сегодня дают результаты, а в дальнейшем приведут к совершенствованию всей финансовой системы, вернув ей устойчивость.

Сейчас хотелось бы, сосредоточив внимание на статистике, проанализировать сегодняшнюю экономическую ситуацию. Для начала приведем некоторые данные по ВВП страны за последние три года:

Rustam-tablisa1Мы видим, что темпы роста после 2015 года стали снижаться. В результате девальвации в 2015 году пришлось в корне менять экономическую политику; Центральный банк предпринял усилия для достижения монетарной стабильности. Разумеется, было сложно вносить изменения оперативно, однако правительство нашло верное решение и сделало все необходимое для стабилизации экономической ситуации. Данные центрального банка Азербайджана

Ниже приведена таблица, котораяпоказывает динамику инфляции с 2015 года:

Rustam-qrafik1

Как видно из таблицы, за последний год уровень инфляции стабилизировался; исходя из динамики можно утверждать, что дальнейшего повышения инфляции в стране не предвидится; в то же время наблюдается определенный рост ВВП. Грамотно используя определенные финансовые инструменты, государство сумело удержать рост инфляции и при этом улучшить показатели роста ВВП.

Ниже приведены показатели государственного бюджета за 2015-2017 гг.

Rustam-tablisa2В 2017 году наблюдался относительно высокий показатель дефицита по сравнению с предыдущими годами – это естественное следствие негативных экономических процессов. Однако адаптационный период уже пройден, и сегодня мы можем наблюдать некоторое экономическое оживление.Данные Центрального банка Азербайджана

А теперь обратим внимание на номинальный и реальный эффективный курс национальной денежной единицы в процентном соотношении:

Rustam-tablisa3Цифры указывают на определенную стабильность как реального эффективного, так номинального эффективного курса маната и говорят о том, что в стране имеются предпосылки к полной экономической стабилизации и совершенствованию финансовых институтов в 2018 году.Данные Центрального банка Азербайджана

Далее приведем краткий обзор экономических прогнозов по Азербайджану на основе данных из отчетов международных организаций и из национальных источников. По прогнозам Центрального банка, инфляция в 2018 году составит 6-8%. По данным Министерства финансов, реальный ВВП должен вырасти до 1,5%. Международные организации – Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк развития и реконструкции – прогнозируют на 2018 год инфляцию на уровне от 6% до 10%, а рост реального ВВП – 1-2%.

Постдевальвационный 2016 год был весьма непростым, но именно тогда началось реформирование финансовой системы страны. В 2016-м темпы роста ВВП упали впервые с 1995 года до минусового показателя, составив  –3,1%. Естественно, трехкратное снижение цен на нефть поколебало финансовую стабильность в стране и привело к 13%-ной инфляции. Однако, если сравнивать с другими странами СНГ, то этот показатель выглядит не так плохо. В любом случае, Азербайджан нашел достойные решения для выхода из сложившейся ситуации, ему удалось пережить кризис, извлечь из него надлежащие уроки, сумев придать новый импульс движению к экономическому процветанию с реализацией множественных структурных реформ и поиском путей экономической диверсификации. Об этом свидетельствует рост ВВП в 2017 году, стабильность монетарной системы, уверенное развитие товарно-рыночных отношений и др.

Ниже приводится график динамики цен на нефть в долларах США в соотношении с изменением ВВП страны. График хорошо иллюстрирует так называемый «голландский синдром» — это негативный эффект, оказываемый укреплением реального курса национальной валюты на экономическое развитие в результате бума в отдельном секторе экономики. На практике этот эффект, как правило, связан с открытием месторождений полезных ископаемых или ростом цен на экспорт добывающих отраслей. Синдром назван «голландским», потому что его первый случай был зафиксирован в Голландии, в акватории которой в 1959 г. были открыты месторождения природного газа. Быстрый рост экспорта газа вследствие освоения месторождения привел к увеличению инфляции и безработицы, падению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов в 70-х гг. Финансовое благополучие страны попало в зависимость от конъюнктуры мировых цен на газ.

Rustam-qrafik2Что касается госдолга, то после 2015 года резервы ГНФАР иссякали, и для восстановления средств были необходимы неотложные меры. В результате девальвации прогнозируемые 4,5 млрд манатов госдолга фактически уменьшились на 1,15 млрд, что позволило спасти экономику от еще больших финансовых потрясений.
Не обошли стороной изменения и госбюджет, и госдолг. В 2017 году увеличение государственных расходов негативно повлияло на развитие частного сектора, хотя и способствовало развитию конкурентоспособности и снижению инфляции.Данные подготовлены на основе материалов Центрального банка Азербайджана и агентства Bloomberg.

В банковском секторе также произошли серьезные изменения. Центробанк поднял учетную ставку на манатные депозиты и гарантировал страхование любых вкладов на 100%. Этот шаг был призван вернуть доверие населения к национальной валюте, от которой после девальвации люди стремились избавиться. Кроме того, немало административных ресурсов было использовано для стабилизации финансового рынка и повышения ликвидности банковских активов.

Rustam-qrafik4

В какой-то степени Центральный банк сумел уменьшить давление и сохранить стабильность национальной денежной единицы на международном валютном рынке, остановить долларизацию экономики, в результате чего уже во второй половине 2017 года объемы долларовых кредитов и депозитов стали сокращаться.

Естественно, банковский сектор также испытал негативное влияние падения цен на нефть; за короткий период из-за нерентабельности или некорректной работы были отозваны лицензии у 11 банков (сегодня в стране насчитывается порядка 30 банков). Сказались и такие факторы, как неплатежеспособность населения в период кризиса, ожидание новой девальвации, общее недоверие банкам, упадок торговли. В результате действий Центробанка (поднятие учетной ставки по депозитам, стопроцентная гарантия страхования депозитов сроком на три года и т.д.) население стало (правда, с осторожностью) возвращаться к услугам банков. На сегодняшний день активы банковского сектора страны выросли более чем на 10 млн манатов, в целом же ликвидные активы сегодня достигли порядка 6,7 млрд манатов. В процессе реструктуризации сейчас находится крупнейший банк страны – Международный банк Азербайджана.

Постоянные вливания средств ГНФАР истощали экономику страны, и это было чревато непредсказуемыми экономическими последствиями. Но, как уже отмечалось, государство проделало колоссальную работу по восстановлению стабильности национальной экономики. Однажды в 2017 году курс доллара подскочил до 1,92 маната, что стало тревожным сигналом, но принятые превентивные меры удержали и стабилизировали ситуацию на финансовом рынке.

Ниже приводим график курса маната к доллару за последние три года:

Rustam-qrafik5Проделанная государством за столь короткое время работа положительно повлияла на развитие коммерческого сектора в стране, способствовала консолидации и совершенствованию банковского сектора, дала толчок к оздоровлению и перезагрузке экономики страны в целом. Развитие ненефтяного сектора – ключевое направление экономики страны в нынешних условиях. Полная независимость от нефти, структурное и поэтапное развитие ненефтяного сектора, привлечение зарубежных инвестиций в инфраструктурные проекты, развитие туризма и информационных технологий – вот важнейшие направления развития экономики страны в посткризисный период.

Подводя итоги, отметим, что в результате «голландского синдрома» девальвация 2015 года стала серьезным испытанием на прочность для нашей страны. Однако государство встало на путь радикальных изменений. Были проведено множество как экономических, так и структурных реформ, и сейчас наша экономика уже менее зависит от нефтяных средств, она обрела стабильность и уверенность. Не останавливаясь на достигнутом, государство продолжает поэтапное решение региональных экономических вопросов. В заключение будет уместно привести недавнее высказывание Президента Азербайджанской Республики: «Все государственные структуры должны работать так, словно у нас вообще нет нефтяного сектора». Оно еще раз подчеркивает приоритет ненефтяных отраслей.

Рустам Рустамов